Акция!
Арендуйте автомобиль у нас и получите полный бак топлива в подарок!*
*При аренде авто от 5 дней.
Быстрое оформление в течение 15 минут!

Отзывы клиентов о компании City Car

Имя: Дмитрий Валерьевич
Дата: 26.03.2018 17:56:06
Спасибо за хорошую машину! Оформил без проблем за 15 минут, покатался 3 дня, сдал машину за 5 минут. Рекомендую.
Имя: Дмитрий
Дата: 08.05.2018 17:16:44
Порадовали ответственностью к ведению бизнеса: забронировал Солярис на механике (поскольку он подешевле) но его видимо продлил арендатор, о чём мне сами написали, и сразу же предложили Киа Рио на автомате, но самое главное - сохранили цену как за Солярис на механике! (только в Европе с таким уровнем сервиса сталкивался) Разумеется я согласился.rnВидно, что за машинами приглядывают, да есть небольшая потёртость на переднем бампере и трещина на лобовом, зато ни к двигателю ни к коробке ни к салону претензий не было. Буду в Казани, знаю где возьму машину.
Имя: Азамат
Дата: 16.06.2019 11:30:15
Несколько брал авто в прокат. Все круто, обслуживание на хорошем уровне
Имя: «Хуй» как основа для
Дата: 22.09.2019 17:01:07
«Хуй» как основа для образования слов и выраженийrnrnМужчина в футболке в ТюмениrnrnГраффити в Тюмениrn«Хуй» — наиболее продуктивный словообразующий корень из всего русского мата и входит в ряд устойчивых словосочетаний, которые используются различными слоями населения в повседневном общении. По данным А. Плуцера-Сарно, входит более чем в 1200 языковых клише[5]. Как словообразующий корень используется в ряде глаголов, образованных приставочным способом (напр., «нахуя́риться» и т. п.) и отглагольных форм, которые имеют высокую степень десемантизации либо абстракции и часто являются заменителями глаголов (местоглаголиями) с более специфическим смыслом в разговорной речи, не требующей точности.rnrnВ первом томе «Словаря русского мата» Алексея Плуцера-Сарно имеется 503 идиомы фразеологизмов, грамматических и лексических клише со словом «хуй». Производные слова «хуй» покрывают большое количество семантических полей.rnrnИстория употребления слова в русском языкеrnСамо слово и фразеологические выражения с этим словом считаются грубыми ругательствами, неприемлемыми в приличном обществе: в общественных местах, в литературе, в периодической печати, на телевидении и радио.rnrnВ старину традиция площадных представлений с использованием мата была и у других народов, однако церковь их преследовала повсеместно. Русская православная церковь также однозначно выражала своё осуждение скоморохов, вплоть до поощрения их беспощадного истребления[6].rnrnСамо слово, его производные и фразеологические обороты с ним широко известны в фольклоре с незапамятных времён (например в частушках, прибаутках)[7].rnrnФольклористы XIX века зафиксировали употребление слова в народных сказках и народных песнях (напр. А. Н. Афанасьев, И. И. Срезневский). Само слово и его производные представлены в 3-м издании «Толкового словаря живого великорусского языка»[8] и «Русских заветных пословицах и поговорках» В. И. Даля.rnrnС XIX века ведёт свою традицию жанр матерных пародий на известные литературные произведения. Слово встречается в ранних произведениях Пушкина (лицейская обсценно-порнографическая баллада Тень Баркова), у Чехова. Пушкинист М. А. Цявловский в своей работе «Комментарии к балладе А. Пушкина „Тень Баркова“» указывает на то, что из всех бранных слов Пушкин в своей балладе чаще всего использует именно слово «хуй», его производные и синонимы[9]:rnНецензурные вульгаризмы баллады по степени их эксгибационной выразительности можно разделить на несколько групп. Прежде всего нужно выделить слова: хуй, хуина, елда, елдак, плешь и муде. Так как «мотив» этого органа — основной в балладе, то и слова эти встречаются в ней чаще всех остальных похабных слов. Слово «хуй» употреблено тринадцать раз (стихи 14, 24, 47, 66, 79, 82, 176, 188, 209, 213, 221, 259 и 272), «хуина» — два (стихи 55 и 251), «хуиный» — один (стих 141), «елда» — четыре (стихи 12, 106, 125 и 184), «елдак» — пять (стихи 33, 64, 133, 151 и 260), «плешь» — пять (стихи 21, 27, 83, 118 и 261) и «муде» — семь (стихи 56, 63, 130, 211, 252, 257 и 262); всего тридцать семь раз. [Прим. автора: Кроме этого, орган называется ещё «предателем» (ст. 65) и «прелюбодеем» (ст. 178) и сравнивается со столбом (ст. 16 и 47), колом (ст. 84), злаком (ст. 203) и воином (ст. 34)!] В этом, между прочим, больше, чем в чём-нибудь другом, сказывается «барковщина» баллады, ибо Барков, конечно, прежде всего певец фаллоса. [Прим. автора: Это явствует уже из большого разнообразия названий органа в произведениях Баркова: хуй, елдак, свайка, салтык, уд, снасть, рог, жало, битка, талант, рычаг, рожок, свирель, шест, булава, шматина, свай, гусак, кушак.]rnrnКроме этого основного «ядра» непристойностей, к ним относятся слова: «дрочить» — один раз (стих 26), «дрочиться» — один (стих 256), «Ебаков» — шесть (стихи 69, 77, 121, 149, 158 и 277), «ебать» — четыре (стихи 13, 81, 199 и 201), «ебля» — один (стих 164), «ебливая» — один (стих 233), «еть» — один (стих 185), «заебина» — один (стих 189), «обосраться» — один (стих 274) и группа: «пизда» — семь (стихи 15, 17, 89, 132, 152, 200 и 219), «прореха» — один (стих 190), «секелек» — один (стих 153) и «щель» — два (стихи 22 и 166).rnrnПоскольку в СССР (с 1930-х годов) было запрещено использовать мат в общедоступной литературе и СМИ (прямо об этом ни один из законов не гласил, но исполнялось неукоснительно), то в текстах слово «хуй», производные и выражения с ними — подвергались цензуре: «вымарывались» (полное удаление или подстановка многоточия «…»), заменялись словосочетанием «нецензурная брань» и эвфемизмами (напр. «хрен»). Притом в советское время после редакторской правки матерные слова исключались таким образом, чтоб затруднить даже его подразумевание. Это касалось как новых произведений, так и переиздания текстов «доцензурного» периода (напр. во всех последующих после первого изданиях романа Михаила Шолохова «Тихий Дон»)[10][11][12][13][14].rnrnУпотребление в настоящее времяrnВ постсоветскую эпоху после отмены цензуры в России стала практиковаться замена одной или нескольких букв на звёздочки (точки и т. п.) в печатных и электронных СМИ, а в теле- и радиовещании — т. н. «запикивание» (однотонный звук, перекрывающий звучание слова).rnrnНекоторые современные русские писатели — Юз Алешковский, Виктор Ерофеев и другие — вольно использовали обсценную лексику в своих произведениях, не исключая и слово «хуй». В советский период такая литература была «подпольной» и распространялась самиздатским способом. В последующем, вплоть и до сегодняшнего времени, как это слово, так и мат вообще, уже стали употребляемы как в музыкальной массовой культуре — рэперы, панк-рок- и рок-группы (см. Захар Май «Я посылаю все на… (и никого другого)»; также статью о лозунге «Хуй войне!»: группа «Тату», Владимир Епифанцев и Маша Макарова — так и в литературе (напр. постмодернисты Эдуард Лимонов, Виктор Пелевин, Владимир Сорокин и др.).rnrnТем не менее большей частью людей мат не воспринимается как само собой разумеющееся в публичных местах; и когда, например, Филипп Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции, это вызвало как судебное разбирательство, так и негативную реакцию общественности.rnrnПосле анонсирования русских хештегов в «Твиттере» именно слово «хуй» заняло лидирующую позицию в разделе «Актуальные темы в мире»[15].
Имя: «Хуй» как основа для
Дата: 22.09.2019 17:01:28
«Хуй» как основа для образования слов и выраженийrnrnМужчина в футболке в ТюмениrnrnГраффити в Тюмениrn«Хуй» — наиболее продуктивный словообразующий корень из всего русского мата и входит в ряд устойчивых словосочетаний, которые используются различными слоями населения в повседневном общении. По данным А. Плуцера-Сарно, входит более чем в 1200 языковых клише[5]. Как словообразующий корень используется в ряде глаголов, образованных приставочным способом (напр., «нахуя́риться» и т. п.) и отглагольных форм, которые имеют высокую степень десемантизации либо абстракции и часто являются заменителями глаголов (местоглаголиями) с более специфическим смыслом в разговорной речи, не требующей точности.rnrnВ первом томе «Словаря русского мата» Алексея Плуцера-Сарно имеется 503 идиомы фразеологизмов, грамматических и лексических клише со словом «хуй». Производные слова «хуй» покрывают большое количество семантических полей.rnrnИстория употребления слова в русском языкеrnСамо слово и фразеологические выражения с этим словом считаются грубыми ругательствами, неприемлемыми в приличном обществе: в общественных местах, в литературе, в периодической печати, на телевидении и радио.rnrnВ старину традиция площадных представлений с использованием мата была и у других народов, однако церковь их преследовала повсеместно. Русская православная церковь также однозначно выражала своё осуждение скоморохов, вплоть до поощрения их беспощадного истребления[6].rnrnСамо слово, его производные и фразеологические обороты с ним широко известны в фольклоре с незапамятных времён (например в частушках, прибаутках)[7].rnrnФольклористы XIX века зафиксировали употребление слова в народных сказках и народных песнях (напр. А. Н. Афанасьев, И. И. Срезневский). Само слово и его производные представлены в 3-м издании «Толкового словаря живого великорусского языка»[8] и «Русских заветных пословицах и поговорках» В. И. Даля.rnrnС XIX века ведёт свою традицию жанр матерных пародий на известные литературные произведения. Слово встречается в ранних произведениях Пушкина (лицейская обсценно-порнографическая баллада Тень Баркова), у Чехова. Пушкинист М. А. Цявловский в своей работе «Комментарии к балладе А. Пушкина „Тень Баркова“» указывает на то, что из всех бранных слов Пушкин в своей балладе чаще всего использует именно слово «хуй», его производные и синонимы[9]:rnНецензурные вульгаризмы баллады по степени их эксгибационной выразительности можно разделить на несколько групп. Прежде всего нужно выделить слова: хуй, хуина, елда, елдак, плешь и муде. Так как «мотив» этого органа — основной в балладе, то и слова эти встречаются в ней чаще всех остальных похабных слов. Слово «хуй» употреблено тринадцать раз (стихи 14, 24, 47, 66, 79, 82, 176, 188, 209, 213, 221, 259 и 272), «хуина» — два (стихи 55 и 251), «хуиный» — один (стих 141), «елда» — четыре (стихи 12, 106, 125 и 184), «елдак» — пять (стихи 33, 64, 133, 151 и 260), «плешь» — пять (стихи 21, 27, 83, 118 и 261) и «муде» — семь (стихи 56, 63, 130, 211, 252, 257 и 262); всего тридцать семь раз. [Прим. автора: Кроме этого, орган называется ещё «предателем» (ст. 65) и «прелюбодеем» (ст. 178) и сравнивается со столбом (ст. 16 и 47), колом (ст. 84), злаком (ст. 203) и воином (ст. 34)!] В этом, между прочим, больше, чем в чём-нибудь другом, сказывается «барковщина» баллады, ибо Барков, конечно, прежде всего певец фаллоса. [Прим. автора: Это явствует уже из большого разнообразия названий органа в произведениях Баркова: хуй, елдак, свайка, салтык, уд, снасть, рог, жало, битка, талант, рычаг, рожок, свирель, шест, булава, шматина, свай, гусак, кушак.]rnrnКроме этого основного «ядра» непристойностей, к ним относятся слова: «дрочить» — один раз (стих 26), «дрочиться» — один (стих 256), «Ебаков» — шесть (стихи 69, 77, 121, 149, 158 и 277), «ебать» — четыре (стихи 13, 81, 199 и 201), «ебля» — один (стих 164), «ебливая» — один (стих 233), «еть» — один (стих 185), «заебина» — один (стих 189), «обосраться» — один (стих 274) и группа: «пизда» — семь (стихи 15, 17, 89, 132, 152, 200 и 219), «прореха» — один (стих 190), «секелек» — один (стих 153) и «щель» — два (стихи 22 и 166).rnrnПоскольку в СССР (с 1930-х годов) было запрещено использовать мат в общедоступной литературе и СМИ (прямо об этом ни один из законов не гласил, но исполнялось неукоснительно), то в текстах слово «хуй», производные и выражения с ними — подвергались цензуре: «вымарывались» (полное удаление или подстановка многоточия «…»), заменялись словосочетанием «нецензурная брань» и эвфемизмами (напр. «хрен»). Притом в советское время после редакторской правки матерные слова исключались таким образом, чтоб затруднить даже его подразумевание. Это касалось как новых произведений, так и переиздания текстов «доцензурного» периода (напр. во всех последующих после первого изданиях романа Михаила Шолохова «Тихий Дон»)[10][11][12][13][14].rnrnУпотребление в настоящее времяrnВ постсоветскую эпоху после отмены цензуры в России стала практиковаться замена одной или нескольких букв на звёздочки (точки и т. п.) в печатных и электронных СМИ, а в теле- и радиовещании — т. н. «запикивание» (однотонный звук, перекрывающий звучание слова).rnrnНекоторые современные русские писатели — Юз Алешковский, Виктор Ерофеев и другие — вольно использовали обсценную лексику в своих произведениях, не исключая и слово «хуй». В советский период такая литература была «подпольной» и распространялась самиздатским способом. В последующем, вплоть и до сегодняшнего времени, как это слово, так и мат вообще, уже стали употребляемы как в музыкальной массовой культуре — рэперы, панк-рок- и рок-группы (см. Захар Май «Я посылаю все на… (и никого другого)»; также статью о лозунге «Хуй войне!»: группа «Тату», Владимир Епифанцев и Маша Макарова — так и в литературе (напр. постмодернисты Эдуард Лимонов, Виктор Пелевин, Владимир Сорокин и др.).rnrnТем не менее большей частью людей мат не воспринимается как само собой разумеющееся в публичных местах; и когда, например, Филипп Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции, это вызвало как судебное разбирательство, так и негативную реакцию общественности.rnrnПосле анонсирования русских хештегов в «Твиттере» именно слово «хуй» заняло лидирующую позицию в разделе «Актуальные темы в мире»[15].
Имя: «Хуй» как основа для
Дата: 22.09.2019 17:24:51
«Хуй» как основа для образования слов и выраженийrnrnМужчина в футболке в ТюмениrnrnГраффити в Тюмениrn«Хуй» — наиболее продуктивный словообразующий корень из всего русского мата и входит в ряд устойчивых словосочетаний, которые используются различными слоями населения в повседневном общении. По данным А. Плуцера-Сарно, входит более чем в 1200 языковых клише[5]. Как словообразующий корень используется в ряде глаголов, образованных приставочным способом (напр., «нахуя́риться» и т. п.) и отглагольных форм, которые имеют высокую степень десемантизации либо абстракции и часто являются заменителями глаголов (местоглаголиями) с более специфическим смыслом в разговорной речи, не требующей точности.rnrnВ первом томе «Словаря русского мата» Алексея Плуцера-Сарно имеется 503 идиомы фразеологизмов, грамматических и лексических клише со словом «хуй». Производные слова «хуй» покрывают большое количество семантических полей.rnrnИстория употребления слова в русском языкеrnСамо слово и фразеологические выражения с этим словом считаются грубыми ругательствами, неприемлемыми в приличном обществе: в общественных местах, в литературе, в периодической печати, на телевидении и радио.rnrnВ старину традиция площадных представлений с использованием мата была и у других народов, однако церковь их преследовала повсеместно. Русская православная церковь также однозначно выражала своё осуждение скоморохов, вплоть до поощрения их беспощадного истребления[6].rnrnСамо слово, его производные и фразеологические обороты с ним широко известны в фольклоре с незапамятных времён (например в частушках, прибаутках)[7].rnrnФольклористы XIX века зафиксировали употребление слова в народных сказках и народных песнях (напр. А. Н. Афанасьев, И. И. Срезневский). Само слово и его производные представлены в 3-м издании «Толкового словаря живого великорусского языка»[8] и «Русских заветных пословицах и поговорках» В. И. Даля.rnrnС XIX века ведёт свою традицию жанр матерных пародий на известные литературные произведения. Слово встречается в ранних произведениях Пушкина (лицейская обсценно-порнографическая баллада Тень Баркова), у Чехова. Пушкинист М. А. Цявловский в своей работе «Комментарии к балладе А. Пушкина „Тень Баркова“» указывает на то, что из всех бранных слов Пушкин в своей балладе чаще всего использует именно слово «хуй», его производные и синонимы[9]:rnНецензурные вульгаризмы баллады по степени их эксгибационной выразительности можно разделить на несколько групп. Прежде всего нужно выделить слова: хуй, хуина, елда, елдак, плешь и муде. Так как «мотив» этого органа — основной в балладе, то и слова эти встречаются в ней чаще всех остальных похабных слов. Слово «хуй» употреблено тринадцать раз (стихи 14, 24, 47, 66, 79, 82, 176, 188, 209, 213, 221, 259 и 272), «хуина» — два (стихи 55 и 251), «хуиный» — один (стих 141), «елда» — четыре (стихи 12, 106, 125 и 184), «елдак» — пять (стихи 33, 64, 133, 151 и 260), «плешь» — пять (стихи 21, 27, 83, 118 и 261) и «муде» — семь (стихи 56, 63, 130, 211, 252, 257 и 262); всего тридцать семь раз. [Прим. автора: Кроме этого, орган называется ещё «предателем» (ст. 65) и «прелюбодеем» (ст. 178) и сравнивается со столбом (ст. 16 и 47), колом (ст. 84), злаком (ст. 203) и воином (ст. 34)!] В этом, между прочим, больше, чем в чём-нибудь другом, сказывается «барковщина» баллады, ибо Барков, конечно, прежде всего певец фаллоса. [Прим. автора: Это явствует уже из большого разнообразия названий органа в произведениях Баркова: хуй, елдак, свайка, салтык, уд, снасть, рог, жало, битка, талант, рычаг, рожок, свирель, шест, булава, шматина, свай, гусак, кушак.]rnrnКроме этого основного «ядра» непристойностей, к ним относятся слова: «дрочить» — один раз (стих 26), «дрочиться» — один (стих 256), «Ебаков» — шесть (стихи 69, 77, 121, 149, 158 и 277), «ебать» — четыре (стихи 13, 81, 199 и 201), «ебля» — один (стих 164), «ебливая» — один (стих 233), «еть» — один (стих 185), «заебина» — один (стих 189), «обосраться» — один (стих 274) и группа: «пизда» — семь (стихи 15, 17, 89, 132, 152, 200 и 219), «прореха» — один (стих 190), «секелек» — один (стих 153) и «щель» — два (стихи 22 и 166).rnrnПоскольку в СССР (с 1930-х годов) было запрещено использовать мат в общедоступной литературе и СМИ (прямо об этом ни один из законов не гласил, но исполнялось неукоснительно), то в текстах слово «хуй», производные и выражения с ними — подвергались цензуре: «вымарывались» (полное удаление или подстановка многоточия «…»), заменялись словосочетанием «нецензурная брань» и эвфемизмами (напр. «хрен»). Притом в советское время после редакторской правки матерные слова исключались таким образом, чтоб затруднить даже его подразумевание. Это касалось как новых произведений, так и переиздания текстов «доцензурного» периода (напр. во всех последующих после первого изданиях романа Михаила Шолохова «Тихий Дон»)[10][11][12][13][14].rnrnУпотребление в настоящее времяrnВ постсоветскую эпоху после отмены цензуры в России стала практиковаться замена одной или нескольких букв на звёздочки (точки и т. п.) в печатных и электронных СМИ, а в теле- и радиовещании — т. н. «запикивание» (однотонный звук, перекрывающий звучание слова).rnrnНекоторые современные русские писатели — Юз Алешковский, Виктор Ерофеев и другие — вольно использовали обсценную лексику в своих произведениях, не исключая и слово «хуй». В советский период такая литература была «подпольной» и распространялась самиздатским способом. В последующем, вплоть и до сегодняшнего времени, как это слово, так и мат вообще, уже стали употребляемы как в музыкальной массовой культуре — рэперы, панк-рок- и рок-группы (см. Захар Май «Я посылаю все на… (и никого другого)»; также статью о лозунге «Хуй войне!»: группа «Тату», Владимир Епифанцев и Маша Макарова — так и в литературе (напр. постмодернисты Эдуард Лимонов, Виктор Пелевин, Владимир Сорокин и др.).rnrnТем не менее большей частью людей мат не воспринимается как само собой разумеющееся в публичных местах; и когда, например, Филипп Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции, это вызвало как судебное разбирательство, так и негативную реакцию общественности.rnrnПосле анонсирования русских хештегов в «Твиттере» именно слово «хуй» заняло лидирующую позицию в разделе «Актуальные темы в мире»[15].
Добавить отзыв